Серафим Михайлович Ульянов

Воспоминания

В феврале 2013 года почил о Господе замечательный человек, наш прихожанин, Серафим Михайлович (в миру – Альберт Михайлович) Ульянов. Вечная ему память. Человек ушел в иную жизнь, а иконы, им написанные, остались. В храме Архангела Михаила их несколько – Богородица «Умиление», преподобный Серафим, Архистратиг Божий Михаил и другие. Все эти благоговейно написанные образа хранят частичку души иконописца.

Буквально за несколько дней до ухода Серафим Ульянов закончил работу над своей автобиографической повестью. Нам, верующим людям, эта книга особенно интересна, так как детство и юность Альберта Ульянова проходили в святых местах – Дивеево и Сарове. Читаешь документальное повествование и понимаешь, какой тяжкий путь прошел наш народ за последние десятилетия. Какой трудный путь должен пройти человек, чтобы воссоздать в своей душе храм Божий. Читайте на страницах нашего издания отрывки из книги Серафима Ульянова «Жизнь. Работа. Вера»

В Сарове мы жили против Успенского собора и мой дядя-одногодок Василий весь собор облазил вдоль и поперек и нас, своих друзей, заразил соборным альпинизмом.
Мы, саровские ребята, часто играли в Успенском соборе. Залезали даже на самый верх центрального купола. Собор был в то время в неприглядном состоянии: внутренние части храма все разрушены, балкон и входы по второму ярусу сломаны, отпилены стяжки между стенами второго яруса. В стене западного фасада была трещина, проходившая от верхнего до нижнего фасада. Чтобы пробраться на второй ярус и далее, нужно быть тренированным и не бояться высоты. Проходить можно было по узенькой надстройке балкона, а там было очень высоко, и когда идешь и смотришь вниз, то сердце начинает биться даже в висках. А чтобы забраться на центральный купол, нужно пройти по узенькому переходу. Пробирался туда только Василий.
Вот я и решил потренироваться, чтобы, не боясь, пройти по узенькому переходу на высоте 10-15 метров. В доме, где мы жили, был узенький карниз, на уровне трех метров от земли. Вот я и решил пройти по нему. Перед этим пролился хороший дождь, и карниз был скользкий. Взобравшись по водосточной трубе, я встал на карниз и пошел по нему, пытаясь дойти до окна. Оставалось совсем не много, как я увидел впереди болтавшийся провод, он мне мешал продвигаться дальше. Я решил его отодвинуть в сторону, и, как только я схватился за него, почувствовал неприятное ощущение в теле. Очнулся в луже около дома. Кружилась голова, в груди булькало, но быстро прошло. Ко мне подошла женщина, спросила, как я себя чувствую и, получив положительный ответ, произнесла вердикт: «Отодрать бы тебя за такую проделку, но ты уже сам себя наказал». В дальнейшем такие бульканья в груди повторялись два-три раза в год, а с возрастом стали проявляться чаще. Это называется пароксизмальная тахикардия, так объяснили врачи. Под старость я избавился от этой болезни, сделав операцию. Переход на крышу собора по узкому переходу я все-таки одолел.

Дом дедушки расположен был в начале леса, это место называлось «Боровое». Внуки часто собирались у его дома и играли в различные игры, особенно нравилось нам играть в прятки. Запомнился один случай на всю жизнь. Играя в прятки, мы разбежались кто куда, а я спрятался за старую, маленькую избушку-развалюху. Из укромного уголка мне была хорошо видна вся панорама, все, что происходило вокруг. Под ногами у меня валялась кочерга со сломанной ручкой. Мне захотелось ее поднять, но, если наклонюсь, меня могут увидеть. Тогда решил поднять кочергу ногой, наступил на крючок и стал медленно поднимать древку. В этот момент ко мне сбоку подбежал парень, который водил, и я со всего маха наступил на крючок. Древка ударила по брови с такой силой, что кровь побежала ручьем. Зажав рану рукой, поспешил в дом дедушки. Бровь промыли и забинтовали. До настоящего времени на левой брови осталась отметина на всю жизнь.

В детские годы со мной было много различных курьезных случаев, но от крупных несчастий меня всегда кто-то оберегал. Я думаю, это мой Ангел хранитель, он в трудные минуты даже подсказывал, как нужно поступить…

вернуться